РусскийEnglish

Часть прибыли, полученной в результате деятельности парка, будет направляться на финансирование программ благотворительного фонда помощи детям «Теплый дом».

Подробнее о фонде

До середины XIX века основным развлечением для большинства жителей столицы были народные гулянья на масленой и пасхальной неделях, в Екатерингофе отмечали 1 мая и Троицын день, в Летнем саду в Духов день проходили «смотрины невест купеческого сословия».
По случаю памятных дат императорской фамилии (тезоименитство, день коронации и др.) устраивались городские праздники со зрелищами и фейерверками на Царицыном лугу (Марсовом поле), Елагином и Каменном островах, в Александровском парке и Петергофе. С 1860-х годов постоянным местом проведения летнего отдыха горожан становятся общедоступные увеселительные сады. Родоначальником этих садов можно по праву считать лечебное «Заведение искусственных минеральных вод», открытое в Новой Деревне, на берегу реки Большая Невка, в 1834-м на участке усадьбы графини Строгановой. И, хотя это заведение первоначально предназначалось для состоятельной публики, именно здесь и были заложены основы зрелищно-развлекательных форм общедоступных садов. Для приверженцев минеральных вод было выстроено здание «воксала» для балов и концертов. В 1840 - 1860-х садом владел Излер - обрусевший немецкий купец, содержатель кафе-ресторана на Невском.
В саду Излера устраивались музыкальные вечера, «физико-магические представления», пели цыгане, малороссы и тирольцы, исполнялись венгерские танцы, ставились «живые картины» («Петр Великий в бурю на Ладожском озере» и др.), выступали парижские шансонетки, акробаты, гимнасты, «Марионетный театр» с Полишинелем, совершал полеты на воздушном шаре Вейнерт. «Минеральные воды» размещались в обширном хорошо устроенном парке, где располагались «воксал», театр в мавританском стиле и множество других построек. Излер славился также искусным устройством фейерверков и китайских иллюминаций, которыми завершались вечера. Предприимчивый купец Егарёв в 1863 году основал «Русский семейный сад» на Офицерской улице (на месте Демидова сада). «Русский семейный сад» пользовался особенным успехом у любителей шансонетной эстрады.
С Егарёвым связана история возникновения и процветания в Петербурге французской оперетки и кафешантана. Увеселительные сады устраивались при домах (чаще всего вблизи реки) или в парках усадеб, которые арендовались у знатных владельцев. Сады находились на берегах Невы («Тиволи», «Таврический», «Зоологический сад» и др.), Мойки («Русский семейный сад», «Луна-Парк»), Фонтанки («Александрия», «Арбан», «Юсупов» «Измайловский» и др.), в пригородах: Лесное («Беклешевский сад»), Озерки (сад «Озерки»), Петергофская дорога («Удовольствие»), но больше всего их было на островах: Аптекарском («Монплезир», «Помпеи» и др.), Петербургском («Вилла Боргезе», «Аквариум» и др.), Петровском («Бавария», «Вокзал Тайвани»), Крестовском («Крестовский сад») и в Новой Деревне на берегу Большой Невки (сад Излера, «Ливадия», «Кинь-грусть», «Аркадия», «Каскад», «Казино-Электрик»).
Оформление пространства увеселительного сада, архитектурное решение деревянных построек (театров, открытых сцен, эстрад, различных павильонов) с применением «экзотических» стилей (мавританского, китайского и др.) и с сохранением традиции временных сооружений на народных гуляньях (балаганных театров, гор, каруселей, качелей), фигурная иллюминация, рекламные вывески, аттракционы и зрелища с их ориентацией на широкого зрителя, - все это способствовало созданию праздничной атмосферы и притягивало публику.
Устроители садовых зрелищ и развлечений использовали свой огромный опыт в организации народных празднеств, а часть из них была увлечена идеей просвещения «простого народа». «Городской увеселительный сад, - вспоминает режиссер площадных и садовых театров А. Алексеев-Яковлев, - заинтересовал меня как особое сочетание зрелищ и развлечений, способных в занятной, затейливой форме знакомить с новейшими завоеваниями культуры и техники». И хотя увеселительные сады, в отличие от народных гуляний, посещались более «пестрой» (по социальному составу) публикой, их программа развлечений была ориентирована на широкого зрителя, а не на конкретного адресата.
Купец Рост открыл в 1870-х годах при «Зоологическом саде» в Александровском парке увеселительное заведение под одноименным названием. У главного входа в сад располагался летний зал для симфонических оркестров. А программа театра «Зоологического сада» состояла из трех отделений и включала в себя одноактный водевиль, выступления эстрадных и цирковых артистов, исполнителей сатирических куплетов и заводских частушек. Завершалось представление грандиозной феерией с обилием постановочных эффектов и с участием драматической труппы и кордебалета. Алексеев-Яковлев, поставивший в «Зоологическом саду» около тридцати феерий, вспоминает: «В конце восьмидесятых годов феерия получила широкое распространение, вступив в сочетание, с одной стороны, с опереттой, с другой, с хореографией, но по-прежнему сохраняя чистую пантомиму как обязательную приправу к спектаклю. «На пантомиме», как мы тогда выражались, шли картины, требовавшие сложного декоративного оформления или «шумные» в силу какого-либо особого сценического эффекта, например, натурального «дождя». Это было время быстрого обогащения театральной техники, в частности, впервые применяемой сценической электротехники, что и сказалось на успехе феерии как особо популярного, «модного» жанра».
С 1870-х годов петербуржцы предпочитают проводить лето на Островах и в Новой Деревне. Это не прошло незамеченным устроителями садов (ими были, как правило, купцы), и в местах нового времяпрепровождения горожан появляются самые крупные увеселительные заведения. В репертуар «Крестовского сада» (на одноименном острове) входили номера, исполняемые в площадных театрах во время народных гуляний. На открытой сцене сада выступала небольшая драматическая труппа, после чего давался дивертисмент.
В годы русско-турецкой войны на Крестовском шли батальные постановки под открытым небом. Так, в инсценировке «Война с Турцией» (1877) участвовало около пятисот человек; в действие вводились орудия, лошади, почтовые голуби, собаки, воздухоплаватели на шарах. Эффекты этих постановок состояли в водных переправах, атаках крепостных стен, взрывах, морских сражениях, победном апофеозе. В 1875-м на набережной Большой Невки (при доме № 8) в Новой Деревне открылся сад «Ливадия». В отличие от других садов в «Ливадии» выступали исключительно российские артисты, а программа развлечений состояла из дивертисментов; исполнялись также арии из оперетт и устраивалась «фантастическая иллюминация». Позже «Ливадию» арендовал М. Лентовский, сменивший название сада на «Кинь-грусть». Новый антрепренер переоборудовал сад и ставил «приключенческие обозрения», сочетая оперетту с феерией и классическим балетом. Среди увеселительных садов, появившихся в 1880-х годах, главенствующее место принадлежало «Аркадии», построенной в 1881-м на месте сада Излера (Новодеревенская набережная, 13) по проекту архитектора А. Малова. Кроме театра, в саду находилось главное здание «Аркадии» с зимним садом, открытая сцена, эстрада, летние катальные горы, качели, молочная ферма и разные павильоны. Программа «Аркадии» была задумана очень широко.
В театре ставились отдельные акты из опер и оперетт с участием лучших актерских сил России и Европы; в репертуар входили также балет, драма, комедия, водевиль. На открытой сцене в парке шли эстрадные и цирковые дивертисменты, пели русские хоры и московские цыгане Н. Шишкина, выступали чтецы и гармонисты. В саду играли военный и бальный оркестры, устраивались фейерверки и иллюминация, запускались воздушные шары, давали представления канатоходцы и укротители зверей, а в 1884 году в саду располагалась «Колония индейцев», привезенных из Северной Америки. Около большого пруда разыгрывались военные пантомимы («Взятие Плевны», «Наши герои-победители» и др.). Театральная реформа 1882 года, отменившая монополию императорских театров на все формы театрально-концертной деятельности, благоприятствовала появлению оперных и драматических постановок на сцене садовых театров и стимулировала бурное развитие концертно-эстрадного дела, которое шло по трем направлениям: концерты (с участием профессиональных артистов и оркестров), дивертисменты и кафешантанная эстрада.
Городской фольклор в самых разнообразных его проявлениях входил в состав репертуара большинства садов, перемежаясь с постановками русских классиков, пантомимами, детективными мелодрамами, фарсами, обстановочными феериями, батальными постановками под открытым небом. И, хотя кафешантанная эстрада прочно обосновалась в садах, по свидетельству знатока цыган А. Плещеева, «в увеселительной программе всех садов занимали первое место цыгане. Цыганский романс и пляска были излюбленным развлечением». С конца XIX века в репертуаре большинства садов преобладают кафешантанные номера и городской романс. Петербургским увеселительным садам принадлежит главенствующая роль в организации общедоступных развлечений горожан, в формировании массовой культуры, в зарождении эстрады.

Иллюстрации:
1. Б. Полей. Литография по рис. «Ледяная Эйфелева башня в саду "Аквариум" в С.-Петербурге». 1890. 2. Гравюра по рис. С. Шамота. 1883.
3. В. Тимм. Полет воздушного шара из сада Заведения Искусственн. Мин. Вод. Литография. 1852.



А. К.

(Журнал «Новый мир искусства» №5 1998год.)